Part of my life: без воспоминаний жизнь невозможна

Персей

..отрывки из повести, которую все никак не достает сил закончить..



Вышка, утонув вершиной в густом предрассветном тумане, казалось, подпирала небо. И было в ее облике что-то от Атланта, вселяющее уверенность, что небосвод надежно храним ее могучими плечами. И она поистине выглядела как основа: и неба, и земли, и всего сущего. Она сама и была мироздание, точка отсчета пространства и времени.
Город еще дремал в первых косых лучах солнца, а кар уже мчал меня вдаль. И город не подозревал, что прощается со мной навсегда. Не подозревал, наверное, об этом и я, но зерно догадки уже было посеяно. Да вот знать бы еще, когда оно взойдет.
Замелькали мимо старенькие приземистые домики. Кажется, они здесь стояли еще задолго до рождения моего деда. То были смутные времена, времена войн и беспорядка. Один тиран сменял другого, и народы дробились, отстаивая каждый свою идею. Это был двадцатый век. Ничего хорошего, кроме конечно же того скачка развития, что стал основой наших нынешних успехов. Дикари того времени нашли тот камень, что, в последствии став топором, прорубил окно к звездам. И эти звезды ждали меня.
Пробежали за окном последние сады загородных дач, и по сторонам от кара расстелилась степь. Необъятная, дикая, неосвоенная. Столетие ушло на восстановление здесь первобытной природы, и тяжелей всего пришлось с фауной. Титанических усилий стоило ограничить этот первородный, дочеловеческий мир от мира нынешнего, существующего везде и всегда, и обеспечить в этой закрытой системе такое шаткое равновесие и гармонию. Ну, или почти гармонию. И теперь можно было с уверенностью сказать, что все усилия не пропали даром.
Степь. От края до края. Тумана тут как и не бывало. Солнце ползет по голубому небосводу, даря свет и надежду всему живому. Без солнца нет жизни, нет начала и нет конца.
Меня отвлекло от размышлений неровное потрескивание двигателя. Что-то там было не в порядке. Еще пару раз громко хрустнув, движок заглох, и кар начал сбрасывать скорость.
Мое спокойствие и задумчивость как ветром сдуло. Если я опоздаю, то… А что то? Как будто без меня улетят? Но задержка получится. И задержка немалая. А это - новые горы расчетов и внесения поправок, куча матов и всякого рода ущемлений прав и достоинства. Естественно, что всего этого стоит ожидать от начальства, великого и всемогущего Центра Космоспансии.
Вздохнув, я вылез из замершего у обочины кара. Хорошо хоть автоводитель не отключился: обошлось без лишних проблем с потерей управления. Потоптавшись немного у распахнутой дверцы, я вспомнил о коммуникаторе, завалявшемся где-то в багаже. Вообще я средствами связи как-то пренебрегал, не очень они мне нравились. Да и не с кем мне было особо общаться. Но иметь аппарат я был обязан. Провозившись без малого минут пять, я выудил из дальнего кармана походной сумки ленту связного устройства, застегнул ее на запястье и слегка подул. Тонкие паутинки проводов ткнулись в кожу и замерли...
...............
Мы зашли в кабину. Пилот кивком головы приветствовал меня, но остался молчать, сосредоточено глядя то на приборы, то вперед за стекло. Посмотрел и я. И не смог оторвать глаз.
Черной дымной массой впереди обозначилась столица. Яркие багровые сполохи то и дело прорезали ядовитый покров. У окрестностей зоны поражения уже суетились, кто садясь, а кто туша пожары, корабли. Они вились и кружили как воронье. Сравнение еще то. Остальные же все еще шли неровными рядами вокруг цели, беря ее в кольцо. Вот некоторые из суден отделились от строя и пошли вниз, закружились в спирали и сели в конце концов, кто на остатки травы, а кто и на пепельный ковер.
А город исковерканной массой пылал. Торчали снаружи костяки высоток, пропастями зияли оскаленные пасти улиц, ну а ближе к порту… Там ничего толком и разобрать нельзя было. Только по памяти можно было угадать, что вон за этим ядовито синеватым клубом дыма когда-то стояла ткацкая фабрика, а вон там, где пелена немного таяла, стоял жилой массив. В багровом сиянии столбы дыма казались совсем нереальными, здесь, среди ясного дня. Они были прорвавшимися на волю демонами со змеиными шеями и головами, смотрящими вдаль куда как повыше, чем мы. И они извивались и колыхались, мечась в жару восходящих потоков воздуха. И над всем этим подходил к концу пепельный дождь.
- Включить автопилот, - сказал паренек за штурвалом.
Он был еще совсем юн. Наверняка курсант-отличник, хорошо владеющий симуляторами полета, но еще так мало нюхавший пороху. То-то он так судорожно сжимал ручку управления. А дела, видать, действительно плохи, если в бой бросают даже такие резервы.
Пилот отодвинул свое кресло и поднялся. У него заметно дрожали ноги.
- Ты молодец. Хорошо шел, - попытался я его ободрить. Но он лишь сдавлено улыбнулся и передал шлем мне.
- Примите управление бортом три пять, …товарищ альфа-пилот.
И как-то это прозвучало у него обреченно, что остатки снисхождения у меня пропали.
- Соберись, пилот. Ты ж не тряпка. И не такое еще на своем веку увидишь.
- Если увижу…
- Еще и как.
И я устроился за штурвал.
- Снять автопилот.
И штурвал мягко надавил на руки. Судно приняло меня. Каким бы ни был корабль, боевым иль пассажирским, важно чтоб ты всегда чувствовал себя в нем не так капитаном, как верным другом, который поможет, направит машину как надо. А она уж, будь уверен, поможет и тебе: удержаться, не свалиться с высоты, найти опору на самое зыбкое на земле – на воздух...
.................
Нахмурив свои седые брови, небо заливало планету дождями. Ревели и пенились океаны, возмущенно выл ветер в расселинах одиноких скалистых островов, гудели и катились по каменным склонам потоки ядовитой воды. Планета была не рада гостям...
- Да ты у нас романтик, капитан, - заглянув мне через плечо, сказала Джин. Я как раз делал пометки в бортовом журнале. Ну, попутно и в своем личном.
Я слегка вздрогнул от неожиданности, видать, задумался сильно, и рефлекторно захлопнул тетрадь. Чтоб замять неловкость положения, спросил:
- Разве в этом есть что-то плохого?
- Да в общем нет. Просто, это так, между нами, к мечтательным натурам всегда относились не очень-то серьезно, мол на серьезные должности не годны. А тут, командир Первой звездной... В общем, лучше бы этого экипажу не знать. Отношение вроде бы и не изменится, но авторитет падет.
- И в твоих глазах тоже?
- Леша, мы же друзья, - доверительно перейдя на имена ответила врач. - Да и я сама, что греха таить, сама такая.
Она подмигнула и удалилась из кают-компании, оставив скраю на столе несколько листов отчета. На душе у меня почему-то похорошело.
...и сразу вспомнилась весна. Родная, земная. Не та слякоть и грязь, когда сходят снега и реками пускается ледостав. А та, когда пробивает оттаявшую землю первый стебель травы, когда он растет и вот уже вся округа зеленеет. Почки на деревьях обращаются в сплошной зеленый покров. И природа оживает радостным щебетом птиц, вернувшихся домой, журчаньем родничка, почуявшего волю и тепло отраженного в нем солнца. В эту пору игривые лучики светила забегают в каждый дом и пляшут там свой победный танец. Да, они живы. Да, живо все, что вокруг. И даже дожди, кажется, стремятся развеселить и ободрить, хотят сказать, что настала пора жить...


Создан 08 авг 2010



  Комментарии       
Имя или Email


При указании email на него будут отправляться ответы
Как имя будет использована первая часть email до @
Сам email нигде не отображается!
Зарегистрируйтесь, чтобы писать под своим ником
Главный мотофорум страны КОМАНДНЫЙ ВЕЛОФОРУМ АВИАЦИЯ. НОВОСТИ