Part of my life: без воспоминаний жизнь невозможна

Урок

тоже одно из первых моих произведений.. 24.07.2006 (в работе использованы фото и иллюстрации неизвестных мне авторов)



Нежно, мягко ударяются волны о берег оранжевого озера. Кажется, что перед тобой бесконечное яркое море. Но нет: вон там слева заметны голубоватые капли домов, а чуть правее – небольшие заросли кустарника, на водах покачиваются треугольные лодочки. В здешнем море такого покоя не видать никогда.

Но даже это спокойное и тихое место не радует – вокруг ни души. Молчит город, не слышно говора людей, притихли даже маленькие, юркие тюрни, так до боли похожие на воробьев.

Да, воспоминания о прошлом вызывают тоску и даже больше – ностальгию...

Год прошел незаметно, но только для разума; душа же натерпелась того, что не каждый перенесет и за всю жизнь.

Ровно год назад он сидел в кресле на веранде своей дачи, попивал апельсиновый сок и преспокойненько о чем-то думал.

...Взвыла отчаянно сирена; пролил от неожиданности сок и, чертыхаясь, стал отряхивать его капли со столика. Но визг не прекратился и был каким-то странным... Не сразу понял, что вой идет из-под земли... А потом, сам этому удивившись, посмотрел на горизонт. Его линия как-то странно пылилась и расплывалась перед глазами. Дальше она стала приближаться и непонятным образом исчезла под ногами. Этому не удивился, находился, словно в трансе...

Дальше все фрагменты событий рассыпались, и он не мог уже потом припомнить, что к чему, что правда, а что сон.

Нашли его в прибрежной зоне. Двое стройных длинноногих существ (хоть можно и людей, как позже он и сам говорил) вытащили бессознательное тело из воды и вызвали подобие «скорой», которая уже к вечеру поставила его на ноги и, как ни странно, родным ему языком рассказала историю обнаружения.

Но еще когда только приходил в себя и не мог оценить обстановку, подумал: «Что за чертовщина? Что произошло?.. Опять военные эксперименты на народе?.. Хотя... А почему и нет? Мы же всегда для них пушечное мясо...»

День за днем он знакомился с новым миром: смотрел на окружающую среду, архитектуру, узнавал историю развития нации, ее культуры. Но что-то необъяснимое шевелилось в душе, что-то очень скучало, оно хотело домой.

Прошел месяц. Прошла надежда. Ничто в этом мире не могло подсказать, как он оказался здесь, есть ли дорога назад. Хоть и приняли тут радушно его, непрошенного гостя, хоть природа, быт, будни стали привычными, хоть голубое солнце светило так же, как и земное – ласково, приятно, – ничто не могло заставить забыть родную планету, свою страну, любимый город, семью. И с каждым днем ностальгия возрастала...

Порой он задумывался: «А что если мне стоит искать выход в начале истории... Как говорится, смотри в корень». Но сколько ни пытался вспомнить подробности своего исчезновения с дачи, никак не мог взять в толк, что именно произошло. О том, как читал газету – помнит, как думал и пил апельсиновый сок – тоже, ...как выла сирена, ...как уплывал перед глазами горизонт... Больше ничего особенного.

«Боже! Мне бы сейчас те мысли! Мне бы думать о повышении, о работе, о новой, еще не законченной статье...» И тут в горле встал комок.

«Черт!!! Статья! Моя последняя работа! Она ведь должна была раскрыть одну из тайн военных инженеров... Как все просто... Вот это я нарвался... Я же говорил об этом с редактором и друзьями... Как раз за три дня до моего ухода... Как же быстро доходят новости до ушей военного начальства; особенно те, что касаются чуть ли не их самих... Значит, эксперимент... Хотя нет. Скорее всего – это уже не первый раз. Это не испытание нового оружия, это его доводка. Они наверняка знали результат и не боялись за провал операции...»

Шокированный такими мыслями, на дрожащих ногах, слегка покачиваясь, будто захмелевший, он встал, мельком глянул на бегущие оранжевые волны, на пустующий город и пошел на восток...

Этот мир болел. Он болел тяжело и неизлечимо. Люди умирали в долгих муках, но никто так и не смог конкретно выяснить, почему. Город у оранжевого озера, что осталось далеко позади, уже усоп...

Балансируя на тонкой перекладине, находясь по одну сторону от безумия и по другую от морального истощения, его душа не знала, на какую сторону упасть. Сойти с ума страшно, истощиться – значит умереть, сгореть медленнее, чем еретики в средневековье. Так душа и держалась на опасно покачивающейся грани, не имея сил шагнуть вперед, на гранит здравого рассудка...

Он медленно дошел до следующего города. Найти жилье не составило труда. И только лишь зайдя в комнату, он упал на кровать и вмиг заснул.

Неизвестно, когда проснулся: через сутки или двое. В голове прояснилось, но голодный желудок не давал еще полного толку мыслям, потому он решил для начала перекусить. Спустился вниз, нашел кафешку, заказал что-то посытней и только после этого смог пораскинуть мозгами.

«Если уж я оказался в этом мире по желанию военных, то самому мне отсюда не выбраться... Если, конечно, они не посчитают данный урок вполне достаточным для вразумления. Но это вряд ли. Что же остается?.. Пожалуй, ничего... Еще поживем – увидим...»

Но...

Месяц подходил к концу. За спиной оставался костяк мертвого города... А его душа опасно клонилась в сторону на шаткой перекладине...

«Господи! Хоть бы меня уже забрали обратно... Я порву свою статью в клочья, я сожгу ее, забуду все-все! Только заберите меня отсюда!»

- Заберите меня!!!- неистово закричал он и упал на колени. Плечи судорожно задергались и тут же по лицу заструились соленые ручейки: - Заберите меня отсюда...- уже прошептал, захлебываясь собственными слезами, и припал к земле. Но время шло – и ничего. Тогда он как-то странно успокоился и, не вытирая мокрого лица с крупинками земли, поднялся с колен и пошел на север – именно там, там, он точно помнил, находится море...

Грохотали, перекатываясь и сталкиваясь, гигантские волны, бешено крутились, а потом взрывались, схлопываясь, водовороты. И все это струилось, пенилось и клокотало жгучим желтым цветом. А он с улыбкой, с такой горькой улыбкой, шел к обрыву. Миг – полет вниз и... удар о деревянный пол веранды. Он истерически засмеялся, схватился за живот и сказал:

- Да! Да! Этот город тоже умрет!

Он вскочил на ноги, выбежал во двор, а потом и на улицу. И, мчась вдоль дороги, кричал:

- Мы все умрем!!! Мы умрем!!!

...А уже вечером эти крики раздавались из палаты №5 Городской психиатрической больницы...



Создан 05 дек 2010



  Комментарии       
Имя или Email


При указании email на него будут отправляться ответы
Как имя будет использована первая часть email до @
Сам email нигде не отображается!
Зарегистрируйтесь, чтобы писать под своим ником
Главный мотофорум страны КОМАНДНЫЙ ВЕЛОФОРУМ АВИАЦИЯ. НОВОСТИ